В Москве прошел ряд мероприятий, посвященных пятнадцатилетию с момента предложения Главой Казахстана Нурсултаном Назарбаевым «евразийской идеи».Именно 29 марта 1994 года на встрече в Московском университете Президент Казахстана, опередив время на десятки лет, выдвинул предложение о создании Евразийского союза. К данной дате в Москве прошел «круглый стол» - «План глобального обновления. Евразийский вектор». Участники встречи пришли к выводу: сегодня наиболее востребована идея евразийской интеграции. В особенности в условиях экономического кризиса и выхода из него. Только объединив усилия, уверены эксперты, можно дать новый импульс развитию стран Евразии. О своем видении политических процессов на евразийском пространстве, и о сотрудничестве с Казахстаном в сфере образования в интервью Казинформу рассказывает ректор Российского государственного гуманитарного университета Ефим Пивовар. - Выступление Нурсултана Назарбаева, я рассматриваю как «крик души» человека, которому не безразлично прошлое Евразийского региона. Ведь, что получилось после распада СССР, который я тоже считаю геополитической катастрофой. Конечно, я не против независимости ни одной из стран. И в общем не выступаю за какую-то реставрацию прошлого. «Евразийская идея» Нурсултана Абишевича - как призыв к каким-то новым формам объединения. Какие они будут, это другой разговор. Мне кажется, утрата экономической интеграции на постсоветском пространстве принесла только отрицательные последствия. Наши страны связывает серьезное прошлое. Потому что СССР, несмотря на справедливую критику в его адрес, был крупнейшей мировой образовательной державой. И Советский союз достиг больших успехов в образовательной практике. Другое дело, что распад Союза и образование независимых государств – процесс исторически объективный. После распада исчезли все барьеры, разъединявшие советское пространство от мировой практики. Это дало возможность постсоветским студентам войти в мировое поле образования. Тем не менее, у нас есть потенциал к реализации взаимодействия на постсоветском пространстве. Для этого есть все предпосылки. В первую очередь, это распространение русского языка. Общие традиции и кадры, готовившиеся по единым программам. На мой взгляд, «евразийская идея» заключается в том, чтобы не препятствовать тому, что сложилось. Наоборот, позитивно использовать этот потенциал. Казахстан и Россия – огромные пространства, совершенно иная демографическая ситуация в плане населенности. Кризис всегда является очистителем. Может, сейчас он приведет к отрезвлению. Смотрите, в мире идет откат в пользу смешанной экономики. Идет национализация в мировой экономике. Поэтому здесь есть о чем задуматься. Никто не изобрел лекарств от катаклизмов рыночной экономики. К сожалению, это очевидно сегодня – в кризис мы вошли всеми незащищенными частями. Сейчас в России мы должны быть заинтересованы в получении большей информации о наших соседях, материалов о социумах в этих странах, которые раньше входили в состав СССР, а теперь развиваются независимо. Для этого нам необходимо взаимодействие с профессорами, преподавателями Казахстана. Мне кажется, что казахстанские образовательные центры также заинтересованы в интенсивном взаимодействии с российскими коллегами. Никакого, кроме позитивного, интереса в этом нет. Притом наши страны, всегда остаются открыты для других партнеров.- Как Вы считаете, будет ли способствовать интеграции образовательной сферы Евразии создание единого университета? К примеру, в рамках Шанхайской организации сотрудничества. - К сожалению, я не знаю об окончательном решении вопроса о создании университета ШОС. Полагаю, что здесь возможно двигаться в разных направлениях. Конечно же, я не выступаю против еще одного университета, подобного российскому университету дружбы народов, где обучались бы студенты из стран-участниц ШОС. Но, на мой взгляд, было бы лучше параллельно создать содружество университетов ШОС. Это содружество могло бы заняться совместными программами высшего образования, взаимным признанием дипломов. Другое направление – создание летних, зимних школ в разных странах Шанхайской организации, программ дистанционного образования. Это был бы реальный вклад в создание единого образовательного пространства «шестерки». К примеру, мы готовы на площадке нашего РГГУ провести встречу ректоров вузов ШОС, чтобы сдвинуть с мертвой точки данные проекты.- Вопрос к Вам, как к ученому-историку: какова нынешняя политика России в Центральной Азии? В целом, каким видите будущее этого региона? - Думаю, что сегодня вектор внешней политики России в Центральной Азии выбран верно. Наконец, мы повернулись в вашу сторону, стали более активны, в хорошем смысле слова, стали больше заинтересованы в этом. Тот самый случай из русской поговорки: «Долго запрягают, быстро едут»… После распада СССР мы оказались в условиях, когда центрально-азиатское пространство стало не заполнено, и появился ряд сильных геополитических игроков. Уже сложился расклад, когда государства выстроили выгодное сотрудничество в разных сферах. И главное, новые игроки ввели в «большую игру» сильную финансовую компоненту. Это с одной стороны региональные лидеры – Китай, Иран, Турция, с другой – США, Евросоюз, Япония. И все, в общем, преследуют собственные интересы. Конечно, Россия, обладая исторически геополитическим преимуществом, имеет основания стать ведущим игроком в этом «хоре». И не обязательно против кого-то. Это все требует уважительных отношений. К тому же понимания и учетов интересов и уважения стран Центральной Азии. Тогда возможно добиться удовлетворения интересов всех сторон.- Спасибо за комментарий. Арнур Рахымбеков - Национальное информационное агентство "Казинформ" www.inform.kz

vkurse.kz

Tags: , , , ,